Новые методы лечения

Введение

По всему миру в клинических исследованиях изучаются различные методы лечения COVID-19. Global coronavirus COVID-19 clinical trial tracker external link opens in a new window Ни одно лечение не было одобрено или доказано, что оно безопасно и эффективно для лечения COVID-19, за исключением ремдесивира, который получил разрешение на экстренное применение в США. Существует несколько видов лечения, которые используют не по назначению (использование лицензированных лекарств по показаниям, которые не были одобрены национальным регулирующим органом по лекарственным средствам), а по исключительным обстоятельствам или в рамках рандомизированного контролируемого исследования.[564][565] WHO: off-label use of medicines for COVID-19 external link opens in a new window Важно отметить, что могут быть серьезные побочные эффекты, связанные с этими лекарственными препаратами, и что эти побочные эффекты могут совпадать с клиническими проявлениями COVID-19. Эти лекарственные препараты могут также увеличить риск смерти у пожилого пациента или пациента с сопутствующими заболеваниями. Например, хлорохин/гидроксихлорохин, азитромицин, озельтамивир и лопинавир/ритонавир могут продлить интервал QT и потенциально связаны с повышенным риском сердечной смерти.[566] Также нужно учитывать взаимодействие лекарственных средств с теми лекарственными средствами, которые пациент уже принимает (например, антивирусные препараты могут взаимодействовать со многими лекарствами, включая прямые пероральные антикоагулянты). Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) и ее партнеры начали исследование Солидарность – большое международное исследование, имеющее целью сравнение четырех различных методов лечения (локальный стандарт ухода плюс ремдесивир, лопинавир/ритонавир, лопинавир/ритонавир плюс интерферон-бета или гидроксихлорохин/хлорохин) с местным стандартом лечения (который может включать терапию другими экспериментальными лекарственными средствами, как часть локального стандарта оказания помощи).[567] В Великобритании продолжается национальное исследование, целью которого является определение методов лечения, которые могут быть полезными для госпитализированных людей с подозреваемым или подтвержденным COVID-19. Исследование RECOVERY (рандомизированная оценка лечения COVID-19) тестирует следующие варианты лечения: лопинавир/ритонавир; низкие дозы дексаметазона; гидроксихлорохин; азитромицин; тоцилузумаб и конвалесцентную плазму. RECOVERY trial external link opens in a new window

Ремдесивир

Новый исследуемый внутривенный аналог нуклеозида с широкой противовирусной активностью, который проявляет in vitro активность в отношении тяжелого острого респираторного синдрома коронавируса 2 (SARS-CoV-2). В США Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) выдало разрешение на экстренное применение ремдесивира для лечения подозреваемых или подтвержденных случаев COVID-19 среди госпитализированных взрослых и детей с тяжелым течением заболевания (определяются как пациенты с низким уровнем оксигенации крови или те, которые нуждаются в оксигенотерапии и более интенсивной поддержке дыхания, такой как искусственная вентиляция легких).[568] Это разрешение основывается на предварительных результатах рандомизированного плацебо контролируемого исследования ремдесивира у 1063 госпитализированных пациентов с тяжелым COVID-19, проведенного Национальным институтом аллергии и инфекционных заболеваний (NIAID). Исследование показало, что пациенты, которые прошли 10-дневный курс ремдесивира, скорее выздоравливали (то есть больше не нуждались в госпитализации или госпитализация больше не требовала оксигенотерапии либо постоянного медицинского наблюдения) по сравнению с плацебо, причем медианное время выздоровления составило 11 дней по сравнению с 15 днями. Результаты были значимы только у пациентов, которым проводили оксигенотерапию. Смертность составила 7,1% в группе ремдесивира по сравнению с 11,9% в группе плацебо, однако разница не была статистически значимой. Частота побочных эффектов весомо не отличалась между двумя группами. Даже несмотря на то, что исследования продолжалось, совет по контролю данных и безопасности отменить привязку результатов к членам испытательной группы NIAID, которые после этого решили открыть результаты широкой общественности.[569] Руководства Национального института здравоохранения рекомендуют ремдесивир для лечения COVID-19 у госпитализированных пациентов с тяжелым заболеванием, определенным как SpO₂ ≤94% при вдыхании окружающего воздуха (на уровне моря), что требует дополнительного кислорода, искусственной вентиляции легких или экстракорпоральной мембранной оксигенации. Согласно руководству, не интубированные пациенты должны получать лечение в течение 5 дней, однако некоторые эксперты выступают за продление курса лечения до 10 дней у тех, кто находится на искусственной вентиляции легких или на экстракорпоральной мембранной оксигенации, либо у тех, кто не продемонстрировал достаточного ответа на лечение через 5 дней. В условиях ограниченных ресурсов следует отдавать предпочтение ремдесивиру в лечении госпитализированных пациентов с COVID-19, которые требуют дополнительного применения кислорода, однако не находятся на искусственной вентиляции легких или экстракорпоральной мембранной оксигенации. Руководства не дают рекомендаций за или против использования ремдесивира для лечения COVID-19 легкой или средней степени тяжести, поскольку данных недостаточно.[3] Американское общество специалистов по инфекционным заболеваниям предпочитает ремдесивир отсутствию антивирусной терапии у госпитализированных пациентов с тяжелым COVID-19, с продолжительностью лечения согласно рекомендациям ниже.[520] У пациентов с тяжелым заболеванием, не требующим вентиляции, 5-дневный курс является таким же безопасным и эффективным, как и 10-дневный курс; однако это не было плацебо контролируемым исследованием.[570] Предварительные результаты открытого исследования фазы 3 у пациентов с заболеванием средней тяжести обнаружили, что 5-дневный курс приводил к большему клинического улучшению на 11-й день по сравнению со стандартом оказания помощи; однако полные результаты еще не опубликованы.[571] Ранние результаты одного исследования по лечению пациентов ремдесивиром, который использовали в качестве терапии отчаяния, указывают, что примерно две трети пациентов имели признаки клинического улучшения (у 68% пациентов отмечалось снижение необходимости кислородной поддержки); однако исследование не имело контрольной группы, и у большинства пациентов были зафиксированы побочные действия.[572] Рандомизированное плацебо контролируемое исследование 240 госпитализированных пациентов с тяжелым COVID-19 в Китае показало, что ремдесивир не был связан со значительной клинической пользой; однако это исследование было недостаточно эффективным, и хотя оно выявило некоторые незначительные тенденции пользы, оно не достигло своей основной конечной точки.[573] Обзор Национального института здоровья и совершенствования медицинской помощи указывает, что у ремдесивира по сравнению с плацебо есть определенные преимущества в снижении необходимости в поддерживающих мероприятиях, включая искусственную вентиляцию легких, и уменьшении времени выздоровления пациентов с легким, средней степени и тяжелым COVID-19, которые получают оксигенотерапию. Однако по смертности и серьезным побочным последствиям статистически значимых различий выявлено не было.[574] Ремдесивир представляется безопасным для использования во время беременности.[575] Возможные побочные эффекты включают повышение уровня печеночных ферментов и реакции, связанные с инфузионной терапией (например, гипотензия, тошнота, рвота, потливость, дрожь). FDA не рекомендует одновременное использование ремдесивира и хлорохина либо гидроксихлорохина, учитывая взаимодействие между лекарственными средствами, которое может снизить антивирусную активность ремдесивира, хотя на практике такого не наблюдалось.[576] Европейское агентство по лекарственным средствам рекомендовало предоставление условного доступа на рынок для ремдесивира с целью лечения COVID-19 у взрослых и детей старше 12 лет с пневмонией, которая требует оксигенотерапии.[577] В Великобритании с 3 июля была введена временная политика клинического применения с целью обеспечить рутинный доступ к ремдесивиру для лечения COVID-19.[578] Начинается фаза 1 клинического исследовании ингаляционного ремдесивира.

Хлорохин и гидроксихлорохин

Хлорохин и гидроксихлорохин являются пероральными препаратами, которые использовали для профилактики и лечения малярии, а также для лечения некоторых аутоиммунных состояний, таких как ревматоидный артрит и системная красная волчанка. Оба препарата обладают активностью in vitro против SARS-CoV-2, причем гидроксихлорохин обладает относительно более высокой эффективностью.[579][580] Их применение испытывают для лечения и COVID-19. Исходные данные кажутся обещающими, но доказательства на сегодня слабые и противоречивые.[581] Небольшое рандомизированное контролируемое исследование показало, что гидроксихлорохин (с азитромицином или без него) эффективен для уменьшения носоглоточной вирусной инфекции SARS-CoV-2 у большинства пациентов за 3–6 дней.[582] Однако это исследование подверглось критике из-за его ограничения, и результаты аналогичных исследований не смогли воспроизвести эти результаты.[583][584] Другое рандомизированное исследование 62 пациентов в Китае показало, что гидроксихлорохин может сокращать время до клинического восстановления (в плане исчезновения лихорадки и кашля, облегчения пневмонии на КТ), однако по состоянию на сегодня это исследование не прошло рецензирование.[585] Ранние результаты крупного рандомизированного контролируемого исследования, проведенного на 150 людях в Китае, обнаружили, что общий уровень 28-дневной негативной конверсии значительно не отличался у пациентов, которые получали гидроксихлорохин, и у тех, которые получали стандартную помощь. Однако дополнительный гидроксихлорохин приводил к более быстрой нормализации уровней С-реативного белка и восстановления стартовой лимфопении, что может быть важным. При ретроспективном анализе время, в течение которого симптомы облегчались, было короче по сравнению со стандартной помощью в подгруппе пациентов, не получавших антиретровирусного лечения. Уровень побочных действий был выше в группе гидроксихлорохина (диарея была частым побочным действием). Это исследование еще не рецензировалось и имеет несколько ограничений (например, задержка между появлением симптомов и началом лечения, включение других противовирусных препаратов в группу стандартной помощи).[586] Согласно обсервационным исследованиям с участием 1400 госпитализированных в Нью-Йорке пациентов, прием гидроксихлорохина не был ассоциирован со снижением риска интубации или смерти по сравнению с теми, кто не получал гидроскихлорохина, также авторы делают вывод о необходимости следующих рандомизированных контролируемых исследований.[587] Другое обсервационное исследование с 181 пациентом из четырех центров третьего уровня оказания медицинской помощи во Франции показало, что у пациентов с тяжелым COVID-19, которые нуждались в кислородной терапии, гидроксихлорохин не имел влияния на снижение потребности в госпитализации в отделение интенсивной терапии или количество смертей на 21 день после госпитализации.[588] Анализ международного реестра применения гидроксихлорохина и хлорохина (с или без применения макролидного антибиотика) обнаружил, что применение этих препаратов было независимо связано с повышенным риском госпитальной летальности и желудочковых аритмий; однако исследование было отозвано.[589] Исследование было поддано критике в открытом письме к авторам от более 140 ученых и врачей, в котором они перечислили многочисленные замечания по валидности исследования.[590][591] Предварительные результаты по исследованию RECOVERY в Великобритании обнаружили, что гидроксихлорохин не снижает риск смерти и не улучшает другие результаты у госпитализированных пациентов, поэтому исследователи прекратили привлечение участников к изучению гидроксихлорохина.[592] Вследствие этого 17 июня Всемирная организация здравоохранения остановила группу гидроксихлорохина в исследовании Solidarity.[593] Рандомизированное, двойное слепое, плацебо контролируемое исследование показало, что гидроксихлорохин не предупреждал клинической инфекции в случае применения в виде постконтактной профилактики в течение 4 дней после контакта среднего и высокого риска; однако большинство участников не имело доступа к тестированию и результаты оценивали по наличию симптомов COVID-19, а не по подтвержденным положительным результатам молекулярного тестирования.[594] Несмотря на эти негативные результаты, недавнее многоцентровое ретроспективное обсервационное исследование более 2500 пациентов в США показало, что монотерапия гидроксихлорохином (и в сочетании с азитромицином) была связана со снижением смертности в случае контроля факторов риска.[595] В рандомизированном двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании, в котором приняли участие около 500 человек, 5-дневный курс гидроксихлорохина не вызывал значительного уменьшения тяжести симптомов у амбулаторных больных с вероятным или подтвержденным ранним COVID-19 легкой степени; впрочем лишь у 58% участников проводили тест на SARS-CoV-2.[596] Гидроксихлорохин обладает терапевтическими эффектами, сходными с хлорохином, но вызывает меньше побочных эффектов, считается безопасным при беременности и более доступен в некоторых странах.[597] Учитывая риск развития аритмий, оба препарата с осторожностью следует использовать у пациентов с ранее диагностированными сердечно-сосудистыми заболеваниями.[598] Целесообразно делать базовую эхокардиографию до начала лечения, особенно пациентам в критическом состоянии.[599] Более высокие дозы хлорохина были связаны с повышенным риском удлинения интервала QT по сравнению с более низкими дозами, особенно в случае применения в сочетании с другими препаратами, которые удлиняют интервал QT.[600] Поскольку и хлорохин/гидроксихлорохин, и азитромицин могут вызывать удлинение интервала QT, при одновременном использовании этих препаратов рекомендована осторожность.[601][602] Риск пролонгации интервала QT и/или желудочковой тахикардии (включая аритмию torsades de pointes) выше в случае применения этих препаратов в комбинации по сравнению с риском, связанным с монотерапией этими средствами (0,6% против 1,5%).[603] Допубликационное исследование (не рецензированное) выявило повышенный риск 30-дневной сердечно-сосудистой смертности у пациентов с COVID-19, которым азитромицин добавляли к гидроксихлорохину.[604] Это сочетание не рекомендовано, кроме как в контексте клинических исследований.[3][520] К выбору режима дозирования хлорохина рекомендуют относиться с осторожностью, поскольку существует риск отравления хлорохином.[605] Рекомендации Китая и Италии рекомендуют эти препараты для лечения COVID-19; однако это основано на слабых доказательствах.[606] Руководства Surviving Sepsis Campaign и Национального института здоровья сделали выводы, что для предоставления каких-либо рекомендаций по использованию этих препаратов в отделении интенсивной терапии недостаточно доказательств.[492] Национальный институт здравоохранения выступает против применения этого препарата, кроме как для клинических исследований, однако клинические исследования были прекращены.[3] Американское общество специалистов по инфекционным заболеваниям рекомендует применять эти препараты только в контексте клинических исследований.[520] Американское торакальное общество рекомендует применять любой препарат на индивидуальной основе при условии, что состояние пациента достаточно тяжелое, чтобы требовать исследовательской терапии, преимущества и риски лечения обсуждаются с пациентом, накапливаются данные о результатах, и препарат есть в наличии.[546] Европейское агентство по лекарственным средствам (EАЛС) подчеркивает, что эти препараты сегодня не показали эффективности в лечении COVID-19, и их следует применять только в рамках клинических исследований или программ применения в неотложных ситуациях.[607] Исходя из результатов исследования RECOVERY, Агентство по регулированию лекарственных средств и товаров медицинского назначения в Великобритании проинструктировало исследователей в Великобритании, которые используют гидроксихлорохин в клинических исследованиях, приостановить дальнейший набор участников, хотя гидроксихлорохин все еще можно использовать в исследованиях с целью профилактики COVID-19 у медицинских работников.[608] В США FDA отменила разрешение на использование хлорохина и гидроксихлорохина в условиях неотложной медицинской помощи, так как считает, что потенциальные преимущества больше не превосходят известные и потенциальные риски.[609] Из-за риска аритмий, особенно при использовании в сочетании с азитромицином, они рекомендуют не использовать этот препарат вне госпитальных условий или клинических исследований.[610] В настоящее время нет убедительных доказательств эффективности гидроксихлорохина или хлорохина в лечении или предупреждении COVID-19.[611] Centre for Evidence-Based Medicine: hydroxychloroquine for COVID-19 – what do the clinical trials tell us? external link opens in a new window

Лопинавир / ритонавир

Пероральный антиретровирусный ингибитор протеазы в настоящее время одобрен для лечения ВИЧ-инфекции. Лопинавир/ритонавир был использован в клинических испытаниях для лечения COVID-19. Результаты анализа небольшой серии клинических случаев, в которых применяли лопинавир/ритонавир, продемонстрировали сомнительность их клинической пользы.[612] В результате рандомизированного контролируемого исследования 200 пациентов с тяжелым течением заболевания установлено, что лечение лопинавиром/ритонавиром плюс стандартная терапия (то есть, кислород, неинвазивная и инвазивная вентиляция, антибиотики, вазопрессоры, заместительная почечная терапия и экстракорпоральная мембранная оксигенация, при необходимости) не приводили к сокращению времени появления клинического улучшения по сравнению со стандартным лечением, и 28-дневная смертность была одинаковой для обеих групп.[613] Предварительные результаты исследования RECOVERY в Великобритании показали отсутствие положительных эффектов лопинавира/ритонавира у госпитализированных пациентов с COVID-19. Отсутствовали значительные различия в 28-дневной смертности, риске прогрессирования к необходимости искусственной вентиляции легких или продолжительности госпитализации между двумя группами лечения (лопинавир/ритонавир против только стандартного ухода), эти результаты были стандартизированы на различных подгруппах пациентов.[614] Лопинавир/ритонавир может увеличивать риск брадикардии, особенно у пациентов старшего возраста и у критически больных.[615] Лопинавир/ритонавир нужно использовать только в контексте клинических исследований.[3] Centre for Evidence-Based Medicine: lopinavir/ritonavir – a rapid review of effectiveness in COVID-19 external link opens in a new window

Реконвалесцентная сыворотка

Плазма пациентов, выздоровевших от вирусных инфекций, использовалась в качестве препарата лечения при предыдущих вспышках вирусных инфекций, включая SARS, птичий грипп и инфекцию вируса Эбола.[616] Продолжаются клинические испытания по определению безопасности и эффективности реконвалесцентной плазмы, содержащей антитела к SARS-CoV-2 у пациентов с COVID-19. Рандомизированное контролируемое исследование показало, что конвалесцентная плазма при добавлении к стандартному лечению незначительно улучшала время до клинического улучшения в течение 28 дней у пациентов с тяжелым или угрожающим жизни заболеванием. Однако исследование было прекращено на раннем этапе и может быть недостаточным для выявления клинически значимой разницы.[617] Систематический обзор пяти исследований обнаружил, что плазма людей, которые выздоровели, может снизить смертность критически больных пациентов, иметь положительное влияние на клинические симптомы и снизить вирусную нагрузку.[618] В США Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) упростило доступ к применению плазмы пациентов, которые выздоровели от COVID-19, для использования у пациентов с тяжелой или угрожающей жизни инфекцией COVID-19 в рамках процесса экстренного исследования новых лекарственных препаратов для одного пациента и выпустило руководство по его использованию. FDA поощряет пациентов, которые выздоровели (полное исчезновение симптомов минимум за 2 недели до донорства; отрицательный тест полимеразной цепной реакции с обратной транскрипцией [ПЦР-ОТ] не является необходимым для того, чтобы стать донором), сдавать плазму.[619][620][621] В настоящее время нет недостаточных доказательств для того, чтобы давать рекомендации за или против использования плазмы выздоровевших людей для лечения COVID-19.[3] Американское общество специалистов по инфекционным заболеваниям рекомендует применять реконвалесцентную плазму только в контексте клинических исследований.[520] Авторы быстрого Кокрановского обзора не уверены, является ли плазма людей, которые выздоровели, полезной для госпитализированных пациентов с COVID-19. Завершенные исследования были низкого качества, и их результаты могут быть связаны с естественным течением заболевания или с другим лечением, которое получал пациент. Информация о побочных действиях ограничена, а доказательства безопасности у пациентов с COVID-19 имеют очень низкую точность.[622]

Внутривенное введение иммуноглобулина

Некоторым пациентам с COVID-19 в рамках испытаний вводят внутривенный иммуноглобулин (ВВИГ).[5][623] Ретроспективное исследование 58 пациентов с тяжелым COVID-19 показало, что внутривенный иммуноглобулин (ВВИГ) при использовании в качестве вспомогательного лечения в течение 48 часов после госпитализации может снизить потребность в использовании искусственной вентиляции легких, уменьшить длительность пребывания в стационаре/отделении интенсивной терапии, однако это исследование имеет несколько ограничений.[624] Сегодня отсутствует достаточная доказательная база, чтобы рекомендовать ВВИГ для лечения COVID-19.[625] Панель руководств Национального института здравоохранения рекомендует не применять для лечения COVID-19 внутривенные иммуноглобулины, не специфичные к SARS-CoV-2, кроме как в контексте клинических испытаний.[3]

Лечение моноклональными антителами

Моноклональные антитела к SARS-CoV-2 имеют потенциал быть используемыми для профилактики и лечения COVID-19.[626] Разрабатываются рекомбинантные полностью человеческие моноклональные нейтрализующие антитела, такие как JS016 и LY-COV555. Эти антитела связываются с поверхностью шиповидного белкового рецептора, блокируя связывание вируса с поверхностью рецептора АПФ2 клеток хозяина. Лечение обоими антителами начали изучать в 1-й фазе исследования.[627][628] Новая терапия на основе коктейля из мультиантител (например, REGN-COV2) проходит клинические исследования для профилактики или лечения.[629]

Антагонисты рецептора интерлейкина-6 (ИЛ-6)

С целью лечения вирус-индуцированного синдрома высвобождения цитокинов у пациентов с COVID-19 исследуют моноклональные антитела-антагонисты рецепторов ИЛ-6 (например, тоцилизумаб, сарилумаб, силтуксимаб). Эти лекарства в некоторых странах уже утверждены для использования по другим показаниям. Ретроспективное когортное исследование показало, что клиническое улучшение и 28-дневная смертность не была статистически разной в группе тоцилизумаба и стандартного лечения.[630] Другие исследования показали, что применение тоцилизумаба было связано со значительным сокращением продолжительности вазопрессорной поддержки, а также возможным снижением риска неинвазивной ИВЛ или смерти у пациентов с тяжелым заболеванием.[631][632] Согласно обсервационным исследованиям, тоцилизумаб был связан со снижением на 45% риска смерти в когорте пациентов на ИВЛ, несмотря на возросший риск суперинфекции (в основном вследствие вентилятор-ассоциированной пневмонии). Пациенты с суперинфекцией не имели высшей летальности, чем без нее.[633] Исследование сарилумаба в США были прекращены, поскольку лекарственное средство не смогло достичь первичных и ключевых вторичных конечных показателей. 

Анакинра

Анакинра, ингибитор интерлейкина-1, проходит испытания у пациентов с COVID-19 для лечения индуцированного вирусом синдрома высвобождения цитокинов. Она в некоторых странах уже утверждена для использования по другим показаниям. Добавление к неинвазивной вентиляции и стандартной терапии (которая включала гидроксихлорохин и лопинавир/ритонавир) внутривенной анакинры в высоких доза у пациентов с COVID-19 с острым респираторным дистресс-синдромом средней и тяжелой степени и тяжелым воспалением была связана с более высоким уровнем выживаемости на 21-й день по данным небольшого ретроспективного исследования.[634] Малое проспективное когортное исследование показало, что анакинра значительно снизила потребность в инвазивной искусственной вентиляции легких и смертность у пациентов с тяжелым заболеванием.[635] Малая ретроспективная серия клинических случаев обнаружила, что анакинра может быть полезной у пациентов с синдромом высвобождения цитокинов, если ее введение начать быстро после начала острой гипоксической дыхательной недостаточности.[636] По данным Руководств Национального института здравоохранения, данных в пользу или против применения анакинры для лечения COVID-19 в настоящее время недостаточно.[3] В Великобритании NICE утверждает, что не существует доступных доказательств, позволяющих сказать, что анакинра является эффективной, безопасной и экономически целесообразной для лечения взрослых и детей с вторичным гемофагоцитарным лимфогистиоцитозом, вызванным SARS-CoV-2 или аналогичным коронавирусом.[637]

Маврилимумаб

В одном одноцентровом проспективном когортном исследовании маврилимумаб, моноклональное антитело альфа-рецепторов к антигранулоцитарно-макрофагальному колониестимулирующему фактору, был связан с улучшенными клиническими последствиями, по сравнению со стандартным уходом у пациентов, которые не находились на искусственной вентиляции легких, с тяжелым заболеванием и системным гипервоспалением.[638]

Ингибиторы Янус-киназы

Сейчас ингибиторы Янус-киназы (например, федратиниб, руксолитиниб, барицитиниб) проходят клинические исследования для лечения COVID-19-ассоциированного синдрома высвобождения цитокинов.[639][640][641] Руководства Национального института здравоохранения рекомендуют не применять для лечения COVID-19 ингибиторы Янус-киназы, кроме как в контексте клинических испытаний.[3]

Лечение стволовыми клетками

В клинических исследованиях устанавливают возможность лечения пациентов с инфекцией COVID-19 посредством стволовых клеток. Считается, что мезенхимальные стволовые клетки могут уменьшать объем патологических изменений в легких, а также ингибировать развитие клеточно опосредованной иммунной воспалительной реакции.[642] Руководства Национального института здравоохранения рекомендуют не применять для лечения COVID-19 мезенхимальные стволовые клетки, кроме как в контексте клинических испытаний.[3]

Вакцина БЦЖ (Bacille Calmette-Guerin)

Вакцина БЦЖ исследуется в некоторых странах в качестве профилактики COVID-19, в том числе среди медработников. Существуют некоторые доказательства, что БЦЖ-вакцинация предупреждает другие инфекции дыхательных путей у детей и пожилых людей, что опосредовано индукцией врожденной иммунной памяти.[643] Однако доказательств, которые бы поддерживали ее использование при COVID-19, нет, и ВОЗ не рекомендует использовать ее в целях профилактики COVID-19.[644]

Бемцентиниб

Экспериментальная малая молекула, которая ингибирует AXL киназу. Бемцентиниб предварительно продемонстрировал роль в лечении рака, но также было сообщено о его антивирусной активности в доклинических моделях, включая активность против SARS-CoV-2. Это первый кандидат, который был избран как часть исследования Accelerating COVID-19 Research and Development (ACCORD) в Великобритании. Мультицентровое исследование 2-й фазы на адаптивной платформе имеет целью оценить безопасность и эффективность нескольких кандидатов.[645]

Антагонисты рецепторов ангиотензина-ІІ

Антагонисты рецептора ангиотензина-II, по типу лозартана, исследуют в качестве потенциального препарата лечения, поскольку считается, что рецептор ангиотензин-превращающего фермента-2 (АПФ-2) является основным местом связывания вируса.[646][647][648] Однако некоторые эксперты считают, что эти препараты могут ухудшить протекание COVID-19 из-за чрезмерной экспрессии АПФ2 у людей, принимающих эти препараты. 

Другие противовирусные средства

Различные другие противовирусные препараты (монотерапия и комбинированная терапия) испытывают на пациентах с COVID-19 (например, озельтамивир, дарунавир, ганцикловир, фавипиравир, балоксавир марбоксил, умифеновир, рибавирин, интерферон, леронлимаб).[649][650][651][652][653][654][655][656][657][658] Нет доказательств в поддержку использования умифеновира.[659] Тройная терапия интерфероном бета-1b, лопинавир/ритонавиром и рибавирином проверялась у госпитализированных пациентов с COVID-19 на второй фазе небольшого открытого рандомизированного исследования. Пациенты, получавшие тройную терапию, имели значительно меньшее среднее время до отрицательного результата с назофарингеального мазка по сравнению с контрольной группой (только лопинавир/ритонавир). На момент включения в исследование пациенты имели заболевания с легким и умеренно тяжелым течением.[660] Руководства Национального института здравоохранения рекомендуют не применять для лечения пациентов в тяжелом и критическом состоянии интерфероны, кроме как в контексте клинических испытаний.[3]

Витамин С

Добавки витамина С показали перспективность в лечении вирусных инфекций.[661] Высокие дозы внутривенного витамина С испытывают для лечения тяжелого COVID-19 в некоторых центрах.[662] По данным Руководств Национального института здравоохранения, данных в пользу или против применения витамина С недостаточно.[3]

Витамин D

В некоторых исследованиях добавки витамина Д были связаны с пониженным риском респираторных инфекций, таких как грипп.[663][664][665] Небольшое ретроспективное обсервационное исследование (не рецензируемое) позволяет предположить связь между недостаточностью витамина Д и тяжестью COVID-19.[666] Но необходимы дальнейшие исследования.[667][668][669][670] Витамин Д исследуют у пациентов с COVID-19.[671][672] Однако нет достаточных доказательств для того, чтобы давать рекомендации за или против использования витамина Д с целью профилактики или же лечения COVID-19.[673] Национальный институт здоровья и совершенствования медицинской помощи Великобритнии утверждает, что пока нет доказательств в поддержку приема витамина Д специально с целью профилактики или лечения COVID-19, всем людям рекомендуется принимать ежедневно добавки витамина Д поскольку правительство Великобритании советует поддерживать здоровье костно-мышечной системы в течение пандемии, особенно, если они недостаточно находятся под солнечными лучами в результате использования средств защиты или самоизоляции.[674] По данным руководств Национального института здравоохранения, данных в пользу или же против применения витамина D недостаточно.[3]

Пробиотики

Все больше доказательств того, что дисбиоз кишечника играет роль в патогенезе COVID-19.[296][297][298] Пробиотики могут быть дополнительным подходом для профилактики либо лечения поражения слизистых оболочек или воспаления путем модуляции микробиоты кишечника; однако необходимы дальнейшие исследования.[675]

Традиционная китайская медицина

Для лечения пациентов с COVID-19 в Китае применяли средства китайской традиционной медицины в соответствии с локальными руководствами и как составляющие клинических исследований.[676]

гипербарическая кислородная терапия

Предыдущие доказательства свидетельствуют, что гипербарическая кислородная терапия успешно использовалась для лечения пациентов с тяжелым COVID-19 при тяжелой гипоксии, состояние которых ухудшалось.[677][678] В настоящее время участники исследования набираются.[679][680]

Оксид азота

Исследования показывают, что оксид азота может помочь уменьшить инфекции дыхательной системы за счет инактивации вирусов и ингибирования их репликации в эпителиальных клетках.[681] FDA разрешила применение исследуемого средства для вдыхания оксида азота, чтобы его можно было исследовать в 3-й фазе исследования на до 500 пациентах с COVID-19. Другие участники исследования на данный момент набираются.

Авиптадил

Синтетическая форма вазоактивного кишечного пептида (также известного как RLF-100) получила сокращенную разрешительную процедуру от FDA для показания лечения острого повреждения легких/острого респираторного дистресс-синдрома, связанного с COVID-19. Внутривенная и ингаляционная форма сейчас находится на стадии фазы 2 и 3 клинических исследований в США.[682][683]

Использование этого контента попадает под действие нашего заявления об отказе от ответственности