Эпидемиология

Заболеваемость сезонным гриппом трудно определить, поскольку не все заболевшие гриппом будут обращаться за медицинской помощью, и не все, у кого имеется гриппоподобное заболевание будут инфицированы гриппом; диагноз может быть поставлен клинически без лабораторного подтверждения. Частота сезонного гриппа меняется каждый год и сопровождается антигенным изменением вирусов, что свидетельствует об отсутствии дополнительной защиты от предыдущих иммунизаций. В целом, как полагают, это касается 20% детей и 5% взрослых во всем мире каждый год.[5] В исследованиях у детей отмечается среднегодовая заболеваемость 4,6% за пятилетний период у детей в возрасте до 19 лет. За 25-летний период в США, заболеваемость была 9,5% у детей в возрасте < 5 лет.[5] В северном полушарии сезонные пики активности гриппа наблюдаются в период с конца декабря по начало марта, а в южном полушарии грипп достигает максимума в период с мая по сентябрь.

Было зарегистрировано 4 пандемии гриппа начиная с 1918 года, включая последнюю эпидемию гриппа А (Н1N1) «свиного гриппа» в апреле 2009 года. В 1957 и 1968 годах обе пандемии были результатом появления новых штаммов гриппа человека и птиц. Тем не менее, пандемия 2009 года была результатом новой перегруппировки генов вирусов гриппа человека, птиц и свиней.[6]

В 2017 году в Австралии сообщалось о быстро мутирующем штамме гриппа А (H3N2), количество случаев заражения которым достигло наивысших цифр со времен пандемии в 2009 году.[7] В сезоне 2017–2018 в США также сообщалось, что активность гриппа достигла своего наивысшего уровня со времен пандемии H1N1 в 2009 году. CDC: FluView - weekly influenza surveillance report external link opens in a new window

В 2005 году исследователи из Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC) успешно восстановили вирус гриппа A (H1N1) 1918 года, что позволило лучше понять его вирулентность. Очень маловероятно, что вирус 1918 года будет вновь появляться из природного источника, и даже если бы это было так, остаточный иммунитет означает, что он больше не будет считаться новым штаммом. Если бы вирус был когда-либо изолирован вне лаборатории, то современные методы лечения (такие как противомикробные средства римантадин и осельтамивир), вероятно, были бы эффективными, и был бы потенциал для вакцин, так как те вакцины, которые содержат белок гемагглютинина 1918 года, как было показано, обеспечивают защиту у мышей.[8]

Использование этого контента попадает под действие нашего заявления об отказе от ответственности