Анамнез и осмотр

Ключевые диагностические факторы

Основные факторы риска включают: проживание или работу в эндемичном регионе либо прибытие из него в течение предыдущих 21 суток; контакт с инфицированными жидкими средами организма; профессиональный контакт; или разделку туш / употребление в пищу мяса инфицированных (или потенциально инфицированных) животных.

Передача инфекции от человека к человеку происходит посредством контакта с жидкими средами организма (напр., с потом, кровью, фекалиями, рвотными массами, слюной, секретами гениталий [включая сперму], а также грудным молоком) инфицированных пациентов.[35][40] При тяжелой форме инфекции и на поздних стадиях заболевания концентрация вируса в указанных жидкостях особенно высока. Инкубационный период после инфицирования составляет от 2 до 21 дня (обычно 3–12 дней).[2] У детей инкубационный период может быть короче.[3]

Контакты с инфицированными пациентами (в том числе медицинскими работниками или в ходе бытовых контактов) провоцируют риск заражения у людей, если они контактировали с биологическими жидкостями инфицированного пациента без соответствующих средств индивидуальной защиты. Лица, контактирующие в быту с инфицированными пациентами, имеют повышенный риск заражения при наличии диареи, рвоты или кровотечения.[35]

Жидкие среды организма остаются заразными даже после смерти больного. Как следствие, большое число случаев инфекции происходит на традиционных похоронах в Африке, когда те, кто оплакивает, касаются тел умерших. События, с которыми связано чрезвычайное распространение вируса во внебольничных условиях, также все чаще признаются фактором, благоприятствующим инфицированию: с похоронами целителя в Сьерра-Леоне в 2015 году были связаны 300 случаев заболевания.[38] В одном из исследований было обнаружено, что факторы чрезвычайного распространения ответственны за приблизительно 61% случаев инфекции во время вспышки 2014 года.[39]

Считается, что лица, выезжающие в эндемичные регионы, подвергают себя высокому риску приобретения инфекции. Обновленные данные географического расположения активных эпидемий позволяют выявить пациентов группы эпидемиологического риска.

Это основной симптом, который наблюдается примерно у 90% пациентов, причем часто с температурой тела > 39,0°C, с временно стихающим характером.[18][84] У некоторых пациентов может сначала появляться субфебрильная температура без иных симптомов, или, в противном случае, температура тела может быть близкой к норме при проведении первичного обследования.[86]

Температурный порог лихорадки варьирует в разных странах и клинических рекомендациях, а потому применение более низкого температурного порога (например, ≥37,5 °C) повышает чувствительность методики выявления случаев заболевания.[84][87]Температурный порог, принятый Всемирной организацией здравоохранения, составляет >38 °C.[88]Однако в большом когортном исследовании, проведенном в Сьерра-Леоне, у <30% пациентов на момент первичного осмотра наблюдалась лихорадка ≥38 °C, хотя анамнез лихорадки был задокументирован у 89% пациентов.[22]В ходе другого исследования в Сьерра-Леоне было обнаружено, что у 25% детей отсутствовала лихорадка в анамнезе или на момент госпитализации температура составляла ≥38 °C.[83]

Во время вспышки 2014 года была зафиксирована у 87%–89% пациентов.[18][22]

В соответствующей эпидемиологической ситуации проявление лихорадки является достаточным поводом для возникновения подозрения на инфекцию.

Наблюдаются значительные колебания температуры тела, особенно у детей.[83][85]Пациенты часто характеризуются нормотермическим или гипотермическим состоянием на поздних этапах инфекции в случае смертельного исхода.[16][17][80]

Это распространенный признак инфекции, который во время предыдущих вспышек наблюдался с частотой до 80%.[9][17]

Во время вспышки 2014 года задокументирована у 22%–38% пациентов. Повышенный уровень КФК (креатинфосфокиназы) также был распространенным явлением (от 36% до 83%).[18][19][74][77][78]

Может сочетаться с артралгией и сохраняться вплоть до выздоровления.

Представляет собой ранний признак инфекции примерно в 40% лабораторно-подтвержденных случаев во время некоторых вспышек.[17][80][105]

Другие диагностические факторы

Тяжелая форма усталости, а также вялость/летаргия являются распространенными признаками в почти 90% случаев во время предыдущих вспышек.[17][80]

Во время вспышки 2014 года это проявление задокументировано у 76% пациентов.[18]

Это распространенный признак инфекции, присутствовал у 88% пациентов во время предыдущей вспышки.[17]

Во время вспышки 2014 года зарегистрировано у 65% пациентов.[18]

Может быть кровянистой при этом заболевании.

Для пациентов с профузной диареей в низко развитых странах можно использовать койко-места, предназначенные для лечения холеры.com.bmj.content.model.Caption@75d688df[Figure caption and citation for the preceding image starts]: Койко-места с центральным отверстием в матраце для лечения холеры, предназначенные для лечения пациентов с профузной диареей в медицинском центре по лечению болезни, вызванной вирусом Эбола, в Западной Африке, 2014 годИз личной коллекции Кетрин Ф. Хулихен, магистра, бакалавра медицинских наук, члена Королевского врачебного колледжа, дипломированного специалиста по тропической медицине и гигиене; используется с разрешения [Citation ends].

Это распространенный признак инфекции, во время предыдущих вспышек присутствовал у 65%–70% пациентов.[9][17]

Во время вспышки 2014 года рвота была зарегистрирована у 67% пациентов.[18]

Рвотные массы могут содержать кровь.

Неспецифический признак ранней стадии инфекции, при предыдущих вспышках присутствовал у 10%–70% пациентов.[17][80]

Во время вспышки 2014 года зарегистрировано у 53% пациентов.[18]

Менингизм (псевдоменингит) наблюдается редко.

Во время вспышки 2014 года зарегистрировано у 44% пациентов.[18]

Диагностика изжоги с тем, чтобы отличить ее от другой причины боли в нижней передней части грудной клетки или от дисфагии, может сопровождаться сложностями. Дисфагия и изжога в данном случае возникают, вероятно, вследствие эзофагита.

О боли в груди и кашле сообщалось, соответственно, у 10% и 7% пациентов во время вспышки 2014 года;[19] однако случаи непосредственного вовлечения легких в инфекционный процесс наблюдались очень редко.[76]

Затруднение дыхания подтверждено документально у 20%–23% пациентов во время вспышки 2014 года.[18][19]

Респираторные симптомы, как правило, более распространены у детей по сравнению со взрослыми; однако данные ограничены.[80][81]Затруднение дыхания во время вспышки 2014 года было зарегистрировано у 14% детей.[83]

Фарингит является неспецифическим признаком, во время предыдущих вспышек присутствовал у 10%–58% пациентов.[17][80]

Во время вспышки 2014 года зарегистрировано у 9% пациентов.[19]

Может вызвать дисфагию, которая во время вспышки 2014 года наблюдалась у 26%–32% пациентов.[18][19]

Абсолютный упадок сил является типичным признаком инфекции, во время вспышки 2014 года зарегистрирован у 73% пациентов.[78]

Во время предыдущей вспышки этот признак присутствовал в 31% случаев смертельных инфекций и не наблюдался ни у одного из тех, кто выжил.[16][17]

Во время вспышки 2014 года зарегистрировано у 5% пациентов.[78]

Может отражать метаболический ацидоз вследствие уремии и гипоперфузии.

Во время предыдущих вспышек развивалась на ранних стадиях заболевания примерно у 25%–52% пациентов.[16]

Во время вспышки 2014 года документально подтверждена у 1%–5% пациентов.[18][19][78]

Часто сыпь описывается как эритематозная, макулопапулезная, без зуда. Она может возникать очагово, затем становится диффузной, генерализованной и сливающейся в сплошную. Некоторые описывают ее как кореподобную. Сыпь может стать пурпурной или петехиальной на более поздних стадиях развития инфекции у пациентов с коагулопатией.[23]

Может быть трудно продифференцировать сыпь у пациентов с темным цветом кожи.

Наличие указывает на позднюю стадию развития инфекции и является признаком диссеминированного внутрисосудистого свертывания.

При предыдущих вспышках вируса проявления кровотечений (например, носовое кровотечение, кровоточивость десен, кровохарканье, образование кровоподтеков на месте легких ушибов, конъюнктивальное кровотечение, гематурия, диффузная кровоточивость на месте инъекций или венепункций) присутствовали у 30%–36% инфицированных пациентов;[11][16][17] однако во время вспышки 2014 года эти проявления были задокументированы лишь у 5%–18% пациентов.[18][19][20][21][22]

Обильное кровотечение обычно наблюдается только в случаях с летальным исходом, и, как правило, оно возникает в желудочно-кишечном тракте (напр., мелена, кровавый понос /диарея с кровянистыми выделениями).[16] Во время предыдущей вспышки мелена наблюдалась в 8% случаев летальных инфекций и у 16% тех, кто выжил.[17]

Наличие внутреннего кровотечения может быть упущено при отсутствии внешних признаков.

Проявления кровотечения менее характерны для детей.[82]

Во время предыдущей вспышки слабо выраженная гепатомегалия, с пальпаторно определяемым краем печени ниже реберной дуги, наблюдалась в 2% случаев летальных инфекций и у 8% выживших пациентов.[17]

Были зарегистрированы случаи увеличения лимфоузлов.[16]

Это признак запущенной инфекции и неблагоприятного прогноза, как правило, наблюдается в последние 2-3 дня при смертельном исходе инфекции.[16]

Может быть результатом уремии, гипокалиемии, гипонатриемии, гипокальциемии или гипокапнии вследствие респираторной компенсации метаболического ацидоза.

Во время предыдущей вспышки икота наблюдалась в 17% случаев летальных инфекций и у 5% тех, кто выжил.[17]

Во время вспышки 2014 года зарегистрировано у 11% пациентов.[18][78]

Это проявление менее распространено у детей.[82][83]

Может наблюдаться на более поздних стадиях смертельной инфекции.[16]

Признак пре-терминального этапа заболевания и состояния шока. Этот симптом был недооценен и недостаточно задокументирован в полевых исследованиях из-за отсутствия измерительной техники в эндемичных регионах.[16]

Тем не менее, септический шок вместе с транссудацией и нарушением микроциркуляции, похоже, не выступает доминантным признаком.

Во время вспышки 2014 года дезориентация зарегистрирована у 19% пациентов. Данное состояние, похоже, оказалось в этот раз более распространенным по сравнении с предыдущими вспышками, а также выступало как прогностический фактор летального исхода.[85][83][78]Спутанность сознания у детей может быть многофакторной и связанной с неблагоприятным прогнозом.[83][85]

Неврологические нарушения часто сочетаются с кровотечением и гипотензией, делая опасным проведение инфузионной терапии с целью регидратации.

Энцефалопатия, вероятно, связана с нарушениями электролитного баланса, уремией и церебральной гипоперфузией на терминальных стадиях инфекции.

Во время предыдущей вспышки судороги отмечались в 2% случаев летальных инфекций.[17]

Факторы риска

Люди, которые проживают или работают в эндемичных регионах (например, в Западной Африке, Демократической республике Конго) имеют высокий риск возникновения инфекции. Однако недавнее возвращение из эндемичных регионов также является значительным фактором риска. В развитых странах большинством пациентов с подозрением на инфекцию являются туристы, недавно возвратившиеся из путешествия, и медицинские работники, которые ухаживали за пациентами во время вспышек заболевания.

Обновленные данные географического расположения активных эпидемий позволяют выявить пациентов группы эпидемиологического риска.

Передача инфекции от человека к человеку происходит посредством контакта с жидкими средами организма (напр., с потом, кровью, фекалиями, рвотными массами, слюной, секретами гениталий [включая сперму], а также грудным молоком) инфицированных пациентов.[35][40] При тяжелой форме инфекции и на поздних стадиях заболевания концентрация вируса в указанных жидкостях особенно высока. Инкубационный период после инфицирования составляет от 2 до 21 дня (обычно 3–12 дней).[2] У детей инкубационный период может быть короче.[3]

Контакты с инфицированными пациентами (в том числе медицинскими работниками или в ходе бытовых контактов) провоцируют риск заражения у людей, если они контактировали с биологическими жидкостями инфицированного пациента без соответствующих средств индивидуальной защиты. Лица, контактирующие в быту с инфицированными пациентами, имеют повышенный риск заражения при наличии диареи, рвоты или кровотечения.[35]

Жидкие среды организма остаются заразными даже после смерти больного. Как следствие, большое число случаев инфекции происходит на традиционных похоронах в Африке, когда те, кто оплакивает, касаются тел умерших.[66] События, с которыми связано чрезвычайное распространение вируса во внебольничных условиях, также все чаще признаются фактором, благоприятствующим инфицированию: с похоронами целителя в Сьерра-Леоне в 2015 году были связаны 300 случаев заболевания.[38] В одном из исследований было обнаружено, что факторы чрезвычайного распространения ответственны за приблизительно 61% случаев инфекции во время вспышки 2014 года.[39]

Во время активной стадии инфекции была зарегистрирована передача половым путем. Вирус можно обнаружить в сперме даже через 12 месяцев и более после выздоровления от инфекции, возможно вследствие того, что ткани семенников являются иммунологически защищенной областью.[43] Это означает, что передача инфекции половым путем возможна даже после долгого времени с момента выздоровления от инфекции,[40][41][42][44][45] и такие случаи были подтверждены при вспышке в 2014 году.[46][47][48]

Медицинские работники, находящиеся в контакте с инфицированными пациентами подвергаются высокому риску заражения, и большинство эпидемий были вызваны многочисленным инфицированием среди медицинских работников.

Травмы от укола иглой после инфицированного донора представляют собой контакты очень высоким риском инфицирования, в зависимости от инокулята и характера травмы. Использование нестерильных игл было причиной внутрибольничного распространения инфекции во время первой эпидемии в 1976 году.[24] Случайные контакты через зараженные иглы происходили в научно-исследовательских лабораториях в Великобритании, России и Германии. Период инкубации в таких случаях может значительно сокращаться в сравнении с ситуацией обычной передачи инфекции от человека к человеку.[10][17][41]

Другие профессии с высоким риском инфицирования включают такой род деятельности, когда люди работают с приматами или летучими мышами из эндемичных регионов или с клиническими образцами, которые характеризуются высоким контагиозным потенциалом.

Данный путь передачи вероятно является причиной передачи от животного к человеку во время спорадических эпидемий.[67]

Вирус Эбола давно считается потенциальным оружием биотерроризма из-за высоких показателей летальных случаев заболевания и легкой передачи вируса от человека к человеку. Однако, несмотря на его потенциал, не существует никаких доказательств того, что вирус Эбола когда-либо использовался в качестве биологического оружия.[68]

Использование этого контента попадает под действие нашего заявления об отказе от ответственности