Подход

Инфекция, вызываемая вирусом Эбола, является заболеванием, которое подлежит обязательной регистрации. Диагностика случаев инфицирования вирусом Эбола является комплексным процессом и включает в себя длинный список возможных дифференциальных диагнозов.

Первичная оценка пациента с подозрением на инфекцию, вызываемую вирусом Эбола, зависит от 2 основных факторов:

  • Эпидемиологического риска (например, проживание, работа или поездки в эндемичные регионы в течение предыдущих 21 суток); и

  • Наличия лихорадки в анамнезе в течение последних 24 часов.

Изоляция и средства индивидуальной защиты

Необходимо проводить оценку контролируемого риска инфекции. Определив, что пациент может быть инфицированным, врач должен оценить степень контагиозности пациента на данный момент. Например, отсутствие рвоты / диареи уменьшает риск; однако неконтролируемая диарея значительно повышает риск передачи инфекции.

Если определено, что симптоматический пациент может подвергаться риску инфекции, необходимо провести процедуру превентивной изоляции и использовать СИЗ по крайней мере до того момента, когда инфекция будет подтверждена или исключена. Необычайно важно минимизировать риск передачи вируса во время работы с пациентом.[71][72]

Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ) и Центры контроля и профилактики заболеваний (ЦКЗ) предоставляют подробное руководство по СИЗ:

ЦКЗ и ВОЗ также предоставляют подробные указания по инфекционному контролю для работников учреждений здравоохранения в Западной Африке:

Анамнез

Детальный анамнез помогает прояснить степень риска возникновения инфекции, вызываемой вирусом Эбола, а также позволяет оценить возможность других причин развития острого лихорадочного синдрома.

Люди, которые проживают или работают в эндемичных регионах (например, в Западной Африке, Демократической республике Конго) имеют высокий риск возникновения инфекции. Впрочем, недавнее возвращение из эндемичного региона также является существенным фактором риска.

В развитых странах большинство пациентов с подозрением на инфекцию – туристы, недавно возвратившиеся из путешествия, и медицинские работники, которые ухаживали за пациентами во время вспышек болезни. Таким образом, в анамнезе очень важно отразить подробную историю путешествий. Недавнее прибытие из эндемичного региона в анамнезе играет важную роль для постановки диагноза. Обновленные данные географического расположения активных эпидемий позволяют выявить пациентов группы эпидемиологического риска.

Кроме работников сферы здравоохранения, другие профессии с высоким риском инфицирования включают такой род деятельности, когда люди работают с приматами или летучими мышами из эндемичных регионов или с клиническими образцами, которые характеризуются высоким контагиозным потенциалом.

Поскольку малярия является наиболее частой причиной возникновения лихорадочных заболеваний у путешественников, которые возвращаются из Западной Африки, необходимо оценить присутствующие факторы риска возникновения малярии (например, проживание/работа или путешествия в эндемичные регионы, недостаточная химиопрофилактика или ее отсутствие; игнорирование рекомендаций по использованию инсектицидов или надкроватных москитных сеток).[73] Однако во время вспышки 2014 года коинфекция с малярией была отмечена у почти 5% пациентов в Западной Африке, поэтому у всех пациентов необходимо проверять вероятность развития двойной инфекции.[74]

Риск заражения

Контакты с инфицированными пациентами (в том числе медицинскими работниками или бытовые контакты) провоцируют риск инфицирования у людей, которые контактировали с биологическими жидкостями инфицированного пациента без соответствующих средств индивидуальной защиты. Инкубационный период после инфицирования составляет от 2 до 21 дня (обычно 3–12 дней).[2] У детей инкубационный период может быть короче.[3] Непродолжительные контакты с пациентом, такие как прогулки с инфицированным человеком или посещение пациента в больнице, не относятся к тесным контактам.

Контакт с риском инфекции идентифицируется Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ), как лицо, которое:[75]

  • Ночевало в одном доме с пациентом

  • Имело непосредственный физический контакт с пациентом во время заболевания или на похоронах

  • Контактировало с жидкими средами организма пациента или одеждой / постельным бельем в течение заболевания

  • Находилось на грудном вскармливании пациенткой (грудные дети).

Определение случая

Определения случая заболевания часто обновляются и отличаются в зависимости от формулирующей их организации. Ссылки на критерии определения случая заболевания от ВОЗ и ЦКЗ приведены ниже:

Симптомы

Пациенты не считаются инфекционными больными, пока у них не возникли симптомы заболевания. Начальные клинические признаки являются неспецифическими, что усложняет раннюю постановку клинического диагноза; в то же время, к типичным симптомам относятся:[5]

  • Лихорадка

  • Слабость

  • Тошнота/рвота

  • Диарея

  • Головная боль

  • Боль в брюшной полости

  • Миалгия

  • Прострация

  • Боль в горле

  • Кровотечения или гематомы неизвестной этиологии

Наиболее распространенные симптомы, которые были зарегистрированы в период между началом их проявления и моментом выявления случая заболевания во время вспышки 2014 года, включали: лихорадку (от 87,1% до 89%), утомляемость (76,4%), потерю аппетита (64,5%), рвоту (67,6% ), диарею (65,6%), головную боль (53,4%), боль в брюшной полости (44,3%), а также кровотечения неизвестной этиологии (18%).[18][22] Регистрировались также боль в груди (10%), кашель (7%) и боль в горле (9%),[19] но о прямом влиянии на легкие сообщалось лишь изредка.[76] Сообщалось также о случаях миалгии (22%), а также, при наличии оборудования, позволяющего определить уровень креатинкиназы, – как правило, о повышении ее активности (на 36% – 83%).[19][74][77][78]

Различают три фазы заболевания: начальная, которая длится несколько дней и характеризуется такими неспецифическими симптомами, как лихорадка, головная боль и миалгия, затем наступает желудочно-кишечная фаза, при которой на первый план выходят диарея, рвота, боль в брюшной полости и обезвоживание.[54] На второй неделе пациент может либо выздороветь, либо состояние пациента ухудшается и наступает третий этап заболевания, включающий коллапс, неврологические проявления и кровотечение. Этот этап часто является летальным.[18]

Данные, полученные во время вспышки 2014 года, указывают на то, что дети относительно лучше выживают; однако такая статистика может искажаться из-за высокого показателя смертельных случаев, наступивших до момента их регистрации как случаев заболевания, или отклоняться из-за высокого уровня инфицирования работников учреждений здравоохранения.[79] У детей проявляются симптомы, сходные с теми, которые наблюдаются у взрослых; однако, по сообщениям, во время предыдущих вспышек у детей младшего возраста проявлялись преимущественно респираторные (например, кашель, одышка) и желудочно-кишечные симптомы, а кровотечения и неврологические симптомы – реже по сравнению со взрослыми.[80] Во время вспышки 2014 года информация по этой группе пациентов была редкой.[80][81] В когортном исследовании пациентов детского возраста, которое проводилось в Сьерра-Леоне, были описаны симптомы 282 пациентов, при этом часто наблюдались рвота (60%), боль в брюшной полости (59%), диарея (45%) и конъюнктивит (38%), в то время как икота (5%) и кровотечения (2%) наблюдались редко.[82] Согласно данным другого исследования в Сьерра-Леоне выявлено, что слабость, лихорадка и расстройства функций наблюдаются у более 63% детей, а потеря аппетита, диарея и кашель присутствуют у более чем 50%. У приблизительно 25% этих детей на момент госпитализации не наблюдалось лихорадки.[83]

По некоторым данным, у детей до 4-летнего возраста вначале, до момента появления лихорадки, проявляются более трудноуловимые симптомы, и часто диагноз им ставят позже в ходе заболевания.

Физикальное обследование

Полный физикальный осмотр должен проводиться с целью исключения сепсиса, с одновременным поиском признаков вирусной геморрагической лихорадки (например, конъюнктивальной инъекции, пурпурной сыпи или других признаков кровотечения).

Необходимо оценивать основные параметры жизненно важных функций:

  • Лихорадка: симптом, который является причиной обращения к врачу, наблюдается приблизительно у 90% пациентов,[18][22][84] в соответствующей эпидемиологической ситуации проявление лихорадки является достаточным поводом для возникновения подозрения на наличие инфекции. Хотя лихорадка является основным симптомом, который вызывает необходимость обращения к врачу, при первичном обследовании также часто наблюдается нормальная температура. Во время заболевания наблюдаются значительные колебания температуры тела, особенно у детей,[83][85]а нормотермия или гипотермия характерны для поздних стадий смертельной инфекции.[16][17][80] У некоторых пациентов может сначала появляться субфебрильная температура без иных симптомов, или, в противном случае, температура тела может быть близкой к норме при проведении первичного обследования.[86] Температурный порог лихорадки варьирует в разных странах и клинических рекомендациях, а потому применение более низкого температурного порога (например, ≥37,5 °C) повышает чувствительность методики выявления случаев заболевания.[84][87]Температурный порог, принятый Всемирной организацией здравоохранения, составляет >38 °C.[88]Однако в большом когортном исследовании, проведенном в Сьерра-Леоне, у <30% пациентов на момент первичного осмотра наблюдалась лихорадка ≥38 °C, хотя анамнез лихорадки был задокументирован у 89% пациентов.[22]

  • Артериальное давление: гипотензия является признаком пре-терминального этапа заболевания и шока. Этот симптом был недооценен и недостаточно задокументирован в полевых исследованиях из-за отсутствия измерительной техники в эндемичных регионах.[16] Тем не менее, септический шок вместе с транссудацией и нарушением микроциркуляции, похоже, не выступает доминантным признаком.

  • Частота пульса: брадикардия может возникать на начальных стадиях заболевания; а тахикардия характерна для более поздних стадий смертельной инфекции.[16]

  • Частота дыхательных движений: тахипноэ вместе с тахикардией коррелируют с более тяжелыми или запущенными инфекциями, и, скорее, является респираторной компенсацией метаболического ацидоза, чем признаком респираторных нарушений.[16] Тем не менее, было описано влияние на органы дыхания.[76]

Другие проявления могут включать:[16]

  • Макулопапулезная сыпь: развивается на ранних стадиях в ходе заболевания у примерно 25%–52% пациентов,[16] хотя во время вспышки 2014 года этот показатель был значительно ниже (от 1% до 5%).[18][19][78] Часто сыпь описывается как эритематозная, макулопапулезная, без зуда. Она может возникать очагово, затем становится диффузной, генерализованной и сливающейся в сплошную. Некоторые описывают ее как кореподобную. Позже сыпь может стать пурпурной или петехиальной у пациентов с коагулопатией.[23] Может быть трудно продифференцировать сыпь у пациентов с темным цветом кожи.

  • При предыдущих вспышках заболевания проявления кровотечений (например, носовое кровотечение, кровоточивость десен, кровохарканье, образование кровоподтеков на месте легких ушибов, конъюнктивальное кровотечение, гематурия, диффузная кровоточивость на месте инъекций или венепункций) присутствовали у 30%–36% инфицированных пациентов;[11][16][17] однако во время вспышки 2014 года эти проявления были задокументированы лишь у 5%–18% пациентов.[18][19][20][21][22] Это явление менее распространено у детей.[82]

  • Икота: признак запущенной инфекции, как правило, наблюдается в последние 2-3 дня при смертельном исходе инфекции. Эти явления менее распространены у детей.[82][83]

  • Гепатомегалия: было зафиксировано незначительное количество случаев слабо выраженной гепатомегалии, с пальпаторно определяемым краем печени ниже реберной дуги, но это не было распространенным явлением.

  • Лимфаденопатия: случаи увеличения лимфоузлов были зарегистрированы, но не были распространенным явлением.

  • Неврологические признаки: угнетение сознания, энцефалопатия и судороги возникают редко, но наличие таких признаков указывает на поздние стадии инфекции. Дезориентация была распространенным явлением во время вспышки 2014 года.[78]Спутанность сознания у детей может быть многофакторной и связанной с неблагоприятным прогнозом.[83][85]

Первоочередные тесты

Все образцы должны быть собраны в строгом соответствии с протоколами. ЦКЗ и ВОЗ опубликовали протоколы-руководства по этому вопросу:

Основным тестом на подтверждение инфекции, вызываемой вирусом лихорадки Эбола, является положительный результат анализа на вирус Эбола с помощью полимеразной цепной реакции с обратной транскрипцией (ОТ-ПЦР).[89] Данное исследование необходимо назначать всем пациентам с подозрением на инфицирование вирусом Эбола, в это время пациента необходимо изолировать. Его преимущество заключается в возможности получения результата в период от 24 до 48 часов перед проведением исследования ИФА. В продаже есть несколько различных коммерческих наборов для ПЦР с различной чувствительностью, специфичностью и пределами обнаружения.[90] В условиях медучреждений Запада, исследование можно провести в региональных или национальных лабораториях, оборудованных на уровне биологической безопасности 4 категории.[10] В эпидемических условиях и в некоторых странах лаборатории 4 уровня биологической безопасности размещаются локально, и результаты доступны через 4 часа после прибытия туда образцов для анализа. Вирусную РНК можно выявить в крови пациента с помощью ОТ-ПЦР, начиная с 3-х и по 6-17 сутки с момента появления симптомов. Положительный результат ПЦР означает, что пациент является потенциально инфицированным, особенно в случае наличия у него или у нее активной диареи, рвоты или кровотечения. В случае отрицательного результата исследование следует повторить в течение 48 часов, поскольку первичная вирусная нагрузка может быть низкой и не улавливаться в начале развития заболевания. В случае отрицательного результата, но при сильном подозрении на данную инфекцию, исследование следует повторить, чтобы исключить диагноз (или подтвердить купирование инфекции).[89] Более высокая вирусная нагрузка коррелирует с неблагоприятным исходом и повышенной смертностью.[20][21][22][61][74][89][91]

Выбор решения о проведении обследования на наличие инфекции, вызываемой вирусом Эбола, зависит от анамнеза пациентов и оценки их риска возникновения инфекции, согласно алгоритму, который приведен ниже.

com.bmj.content.model.Caption@39d0d839[Figure caption and citation for the preceding image starts]: Диагностические пути при клиническом обследовании пациентов с подозрением на инфекцию, вызываемую вирусом ЭболаСоздано Центром клинической медицины Британского медицинского журнала [Citation ends].

Малярия, как и раньше, остается наиболее распространенной причиной возникновения лихорадки у людей, живущих / работающих в эндемичных регионах, или у путешественников, вернувшихся из таких регионов, поэтому ее следует исключать в первую очередь.[92] Во время вспышки 2014 года коинфекция с малярией была отмечена у почти 5% пациентов в Западной Африке, поэтому у всех пациентов необходимо проверять вероятность развития двойной инфекции.[74] В случае положительного результата быстрого диагностического теста на малярию, следует осуществлять лечение этой инфекции, параллельно оценивая риск инфекции, вызываемой вирусом Эбола, и учитывая возможность развития двойной инфекции. У пациента, не реагирующего на антималярийную терапию, следует рассматривать возможность инфекции, вызываемой вирусом Эбола.

При подозрении на заражение вирусом Эбола рекомендуется выполнять соответствующие исследования для подтверждения инфекции, вызываемой вирусом Эбола, до или параллельно с выполнением исследований для выявления других подозреваемых патологий.

Другие обследования

Традиционно никаких других исследований, кроме скрининга на малярию и ОТ-ПЦР, учитывая риск, которому подвергаются работники лаборатории, не проводят. Однако, сейчас признается, что, в случае получения положительного результата ОТ-ПЦР, другие исследования могут проводиться безопасно согласно регламентированных рекомендаций, при условии, что лабораторию извещают заранее о необходимости анализа образцов, а кровь упакована и хранится правильно до завершающей стадии лечения. Местные протоколы, регламентирующие безопасное транспортирование образцов в местные и референтные лаборатории, а также протоколы, регламентирующие безопасное обращение с материалом при его получении местной лабораторией, должны быть максимально четкими и понятными.

Дальнейшие исследования, которые по возможности следует назначить, добавляют ценную информацию к результатам клинического обследования состоянии пациента и помогают скорректировать дальнейшее лечение. Если проведение исследований ограничено из-за географического положения или доступности оборудования, наиболее важными анализами, которые необходимо назначить, является определение функции почек, электролитов сыворотки и лактата в крови (если возможно).

Функция почек и электролиты сыворотки:

  • Повышение уровня креатинина или мочевины в сыворотке, а также нарушения уровней электролитов могут указывать на острое поражение почек. Это может наблюдаться в конце первой недели развития инфекции.[93] Во время вспышки 2014 года гипокалиемия или гиперкалиемия, возникающие вследствие рвоты, диареи или острого поражения почек, наблюдались приблизительно в 33% случаев.[74] Гипокальциемия ассоциируется с летальным исходом инфекции. Гематурия и протеинурия также могут наблюдаться в случае тяжелого течения заболевания. Олигурия, не отвечающая на регидратацию, является плохим прогностическим признаком.[16]

Лактат крови:

  • Повышенный уровень лактата является показателем (маркером) гипоперфузии тканей и индикатором развития шока. У пациентов с острым возникновением заболевания и признаками сепсиса этот анализ полезен для определения степени системной гипоперфузии, он помогает управлять регидратацией путем корректировки инфузионной терапии.[94] Повышенный уровень лактата был одним из индикаторов обусловленного грамнегативными бактериями сепсиса, установленного на 15 день у пациента, находившегося на лечении в Германии.[37]

ГСАК (газовый состав артериальной крови)

  • У пациентов с острым развитием заболевания и признаками сепсиса полезно определять pH артериальной и венозной крови, а также уровень бикарбоната для определения степени системной гипоперфузии и для управления регидратацией путем корректировки инфузионной терапии.[94]

Общий анализ крови:

  • На начальных стадиях развития инфекции может наблюдаться снижение уровня тромбоцитов и значительная степень лимфопении; впрочем, этот критерий не является диагностическим. Часто такое явление, наряду с нормализацией тромбоцитопении, наблюдается после нейтрофильного лейкоцитоза на более поздних стадиях инфекции у пациентов, которые в конце концов спонтанно выздоравливали. Может сохраняться лейкоцитоз со сдвигом влево У пациентов с тяжелой формой заболевания может наблюдаться прогрессирующая тромбоцитопения как проявление диссеминированного внутрисосудистого свертывания (ДВС). Во время вспышки 2014 года пониженные уровни гемоглобина были зарегистрированы у 24% пациентов,[74] а при предыдущих вспышках такие уровни часто были связаны с кровотечением.[16]

Исследование свертывания крови:

  • Пролонгированное протромбиновое время или активированное частичное тромбопластиновое время связаны с более тяжелой формой инфекции и проявлениями кровотечения, такими как ДВС-синдром. Кроме того, было установлено, что у пациентов со смертельными случаями инфекции, уровни D-димера на 6–8 день заболевания были в четыре раза выше, чем у тех пациентов, которые выжили.[95]

Исследование функции печени:

  • Показатели АЛТ и АСТ, как правило, повышены; однако большинство исследований показывают, что повышение АСТ возникает не пропорционально повышению АЛТ, что наводит скорее на мысль о системном повреждении тканей, чем о гепатоцеллюлярном поражении.[74] Соотношение AСT: AЛT на 6–8-й день заболевания достигало максимального показателя 15:1 в смертельных случаях, в отличие от не смертельных случаев, при которых пиковый показатель составлял 5:1.[8][16][95] Показатели билирубина, ГГТ (гамма-глутамилтрансферазы) и ЩФ (щелочной фосфатазы) часто находятся в норме или незначительно повышены. Значительное повышение AЛT при тяжелой форме желтухи указывает на альтернативный диагноз (например, вирусный гепатит).

Амилаза сыворотки:

  • О повышенных уровнях этого показателя сообщалось в нескольких исследованиях, он указывает на наличие панкреатита, что является признаком тяжелой инфекции.[16]

Уровень глюкозы в сыворотке крови:

  • У взрослых может наблюдаться гипогликемия, но обычно об этом не сообщается.[22] Однако это явление широко распространено среди детей и может иметь тяжелую форму. Это является потенциальной обратимой причиной спутанности сознания.[82][83]

Бактериологическое исследование крови:

  • Отрицательные результаты бактериологических исследований крови являются полезными, поскольку помогают исключить другие, невирусные причины инфекции (например, сепсис, кишечную инфекцию). Грамотрицательная бактериемия, предположительно вследствие бактериальной транслокации из кишечника, у двух пациентов была идентифицирована как осложнение течения заболевания.[96][37] Однако в исследовании, которое проводилось в Сьерра-Леоне, где образцы крови для бактериологических посевов брали у пациентов при госпитализации в медицинский центр по лечению болезни, вызванной вирусом Эбола, было показано, что только один результат из 22 бактериологических исследований был положительным.[97] Забор крови на бактериологическое исследование следует проводить на исходном уровне – при поступлении и/или при появлении желудочно-кишечных симптомов, либо при другом клиническом проявлении ухудшения состояния.

Фермент-связанный иммуносорбентный анализ (ELISA) с захватом антигена:

  • Это полезный диагностический анализ с высокой специфичностью; однако он не везде доступен. Он с наибольшей вероятностью дает положительный результат, начиная с 3 и до 6 дня инфекции, но его результаты могут широко варьировать, начиная с 7 и до 16 дня болезни.[42] Это исследование может использоваться для подтверждения диагноза вместе с положительным результатом ОТ-ПЦР.

Антитела класса IgM и IgG:

  • Показательны на более поздних стадиях развития инфекции. IgM-антитела могут появиться в сыворотке крови уже на 2 день после начала развития инфекции, но вплоть до 9 дня результаты могут варьировать. Результат их анализа становится отрицательным в период между 30 и 168 днем от начала появления симптомов. Иммунный ответ за счет IgG формируется на 6-18 сутки и может сохраняться в течение нескольких лет. Положительный результат анализа на IgM или повышение титра IgG является явным доказательством недавно перенесенной инфекции, вызываемой вирусом Эбола.[42]

Рентгенография органов грудной клетки

  • Исследование показано для пациентов с респираторными симптомами. Инфильтраты в легких не являются типичным явлением при инфекции и указывают на альтернативный (или сопутствующий) диагноз. Могут возникнуть сложности при проведении рентгенографии в изоляторе, поэтому ее нужно назначать продуманно, чтобы избежать инфицирования.[98]

Диагностический экспресс-тест

Проблема с проведением быстрой ПЦР-диагностики для выявления инфекции, вызываемой вирусом Эбола, остается основным препятствием для эффективной, направленной изоляции страдающих этим заболеванием пациентов. Выполнение текущих диагностических тестов занимает, в среднем, 4 часа в полностью оборудованной лаборатории с уровнем биологической безопасности 3 или 4, которая находится рядом, но в отдаленные районы результаты тестирования могут прибыть через несколько дней. Это значит, что пока не будет получен их отрицательный результат диагностики, пациенты в лихорадочном состоянии с другими заболеваниями, а не с инфекцией, вызванной вирусом Эбола, будут находиться в изоляторе и часто невольно могут контактировать с вирусом. Поэтому экспресс-тесты у постели больного могут внести значительный вклад в сферу борьбы с внутрибольничной инфекцией в медицинских центрах.

World Health Organization (WHO): interim guidance on the use of rapid Ebola antigen detection tests external link opens in a new window

В настоящее время ВОЗ проводит оценку нескольких различных технологий для использования в полевых условиях. Они включают в себя многочисленные анализы на основе ОТ-ПЦР, которые были упрощены для использования с более коротким временем оборачиваемости <1 часа. ВОЗ зарегистрировала диагностический набор ReEBOV™ Antigen Rapid Test Kit (тест-набор для экспресс-анализа на антиген вируса Эбола) для потенциального использования; однако, данный тест рекомендуется к использованию только в специальных ситуациях. Альтернативами являются тесты для выявления антигенов на основе ELISA, которые могут быть быстрее и проще, причем их преимуществом является потребность только в одной капле крови. Их основным недостатком является сниженная чувствительность, особенно на начальных стадиях заболевания.[99][100] Технология нанопорового анализа может обеспечить быстрое обнаружение и секвенирование (определение генетической последовательности) при наличии очень низкого уровня вируса и потенциально может функционировать в рабочем состоянии с использованием набора для обнаружения карманного размера.[101][102] Быстрое определение генетической последовательности вируса Эбола с использованием этих новых технологий может позволить во время вспышки заболевания, в режиме реального времени анализировать вирусную динамику.[103]

Диагностический инструмент GeneXpert® для анализа генома был разработан и опробован в полевых условиях. Xpert® Ebola – это автоматизированная система на основе картриджей, которая требует минимальных лабораторных навыков. Инактивированный образец помещается в одноразовый картридж, который затем вводится в закрытую машину. Подготовка проб, амплификация нуклеиновых кислот и их обнаружение, а также получение результата – это автоматизированные процессы, минимизирующие требования к обучению персонала, риск заражения инфекцией и перекрестное загрязнение материала.[104]Данное исследование применялось в полевых условиях во время вспышки в Демократической Республике Конго в 2018 году.

Данная сфера быстро развивается, при этом различные диагностические наборы утверждаются соответственно требованиям страны и условиям, в которых они будут использоваться. Управление продовольствия и медикаментов (УПМ/FDA) и ВОЗ разработали следующие рекомендации:

World Health Organization (WHO): clinical management of patients with viral haemorrhagic fever: a pocket guide for the front-line health worker external link opens in a new window

Centers for Disease Control and Prevention (CDC): Ebola diagnosis external link opens in a new window

Public Health England: Ebola virus disease - clinical management and guidance external link opens in a new window

Использование этого контента попадает под действие нашего заявления об отказе от ответственности